7-9 лет / Английский язык для умственно отсталых

Английский опыт школьного обучения умственно отсталых детей

В Германии первый специальный класс для отсталых детей открылся в 1859 г. к 1893/1894 учебному году подобные клас­сы имелись в 32 городах, в них обучалось около 2300 умствен­но отсталых детей. Во Франции пробные вспомогательные классы появляются в начале XX в. к 1912 г. их число не превы­шает 30, а количество учащихся едва перевалило за семь сотен. Что касается Англии, то здесь инициатива принадлежит Лон­дону и старинному городку Лестер (административному цент­ру графства Лестшир), в этих городах в одном и том же 1892 году впервые было организовано обучение детей с легки­ми формами умственной отсталости.

В 1899 г. английский парламент принимает билль "Permissi-ve act". Показательно название закона, слово "permissive" имеет в английском языке несколько значений, одно из них — гарантированное разрешение, другое — толерантность, терпи­мость. Согласно новому акту, графствам разрешалось организо­вывать по своему усмотрению школы для слабоумных. Спустя всего несколько лет — к 1904/1905 учебному году — школы для умственно отсталых детей имелись уже в 31 городе Великобри­тании (см. таблицу 5).

Английские учебные заведения для умственно отсталых детей (1904/1905 учебный год)

№ п/п Город Количество учебных заведений Количество учащихся
Лондон
Уолтемстоу
Уэст-Хем
Бирмингем
Бредфорд
Бристоль
Ливерпуль
СО Манчестер
Вилсден (Бол. Манчестер)
Болтон (Бол. Манчестер)
Солфорд (Бол. Манчестер)
Олдем (графство Манчестер)
Ноттингем
Лидс
Шеффилд
Бернли (графство Ланкастер)
Кардиф
Брайтон
Барри (Уэльс)
Биркинхед (графство Мерсисайд)
Вулвергемптон
Галифакс
Дарлингтон
Девенпорт
Дерби 1

1 По Н. П. Постовскому, Е. А. Бергман, М. Н. Постовской, 1912 [18].


№ п/п Город Количество учебных заведений Количество учащихся
Лестер \ 1
Ньюкасл
Оксфорд ! см
Плимут
Редцинг
Хартлепул
Итого

Нетрудно заметить лидерство столицы и явный разброс ко­личества детей по отдельным учебным заведениям; если в шко­ле города Реддинг их 17, то в Биркинхеде — 130. Очевидная несуразица объясняется тем, что, во-первых, при сборе стати­стики составители неправомерно объединили в графе "Учеб­ные заведения" и классы, и школы, во-вторых, под привычным для нас термином "школа" английские составители отчета под­разумевали учреждения разного типа, да еще и с разными кон-тингентами учащихся. В начале XX в. в Англии одновременно действовали: центры, специальные школы для дефективных де­тей, а также школы специального обучения.

Если вычленить собственно классы и школы для умственно отсталых детей, то учащихся окажется около 4000. Для сравне­ния: в том же 1904/1905 учебном году во вспомогательных школах Германии за парты село 15 тыс. учащихся. Как случи­лось, что при наличии действовавшего с 1899 г. закона об обу­чении умственно отсталых в приют они попадали чаще, чем в школу? Причина — в формулировке закона, точнее, в позиции государства. Если Германия на рубеже XX в. приняла Закон об обязательном обучении,то Великобритания ограничи­лась актом, разрешающим обучение.Английский закон пе­редал инициативу по учреждению вспомогательных классов органам местного самоуправления, предусматривая небольшую государственную субсидию в случае решения города или граф­ства открыть учебное заведение, но при этом государство оставляло за собой право контроля правильности их расходо­вания и качества обучения. Таким образом, открывая школу, местные органы самоуправления не только принимали на себя большую часть расходов по ее содержанию, но и оказывались под контролем государственных чиновников. Организация спе­циального обучения на местах полностью зависела и от финанСовых возможностей региона, и от позиции властных структур i рафства (города), и от ценностных предпочтений жителей ре­гиона, обладающих правом голоса (избирателей). Анализ гео­графии специального обучения в Великобритании свидетельст­вует, что наиболее интенсивно оно вводилось в столице, университетских городах, в графствах с преобладанием город­ского населения.

Напомним, обучение глухих и слепых детей правительство поручило руководству элементарных школ в 1893 г. спустя шесть лет благодаря "Permissive act" было дано разрешение на обучение детей с физическими нарушениями, умственной от­сталостью и детей, страдающих эпилепсией.

Закон 1899 г. не вызвал энтузиазма у органов местного са­моуправления, однако в обществе нашлась другая сила, заинте­ресованная в его реализации и способная оказывать обществен­ное влияние на власть. Обеспокоенные судьбой аномальных детей общественные организации создали Национальную ассо­циацию помощи дефективным детям (1903). Ассоциация про­пагандировала необходимость специального образования и побуждала общины к открытию специальных школ, она также взяла на себя опеку и трудоустройство выпускников. Уси­лия активистов сказались достаточно быстро, через два года (1904/1905 учебный год) число учебных заведений составило 152, количество же учащихся — 7,5 тыс. Еще через восемь лет (1912/1913 учебный год) Англия имела уже 177 школ, числен­ность учеников почти удвоилась, достигнув 12,5 тыс. детей. Развитие системы обучения умственно отсталых детей не вы­зывает сомнений, но если помнить о том, что Германия годом раньше посадила за парты 35 тыс. умственно отсталых детей, то достижения Англии уже не кажутся столь убедительными.

Великобритания первенствовала по другому показателю -по обеспечению комфортных условий обучения. Школы раз­мещались в специально построенных или приспособленных, хорошо оборудованных зданиях, обязательно имели терри­тории для спортивных игр и прогулок. Согласно английской традиции, учащиеся проживали дома, интернатная форма орга­низации обучения умственно отсталых не поощрялась. Вспомо­гательные школы обслуживали детей, проживающих в ограни­ченном радиусе от учебного заведения, как правило, он не превышал 20 миль. (Назовем это требование "правилом радиу­са".) Устроители считали важной проблемой доставку детей в школу. Во имя комфорта в Лондоне организовали специальную омнибусную службу доставки, за наиболее ослабленными деть­ми прибывала карета скорой помощи, приспособленная для транспортировки пассажира в лежачем положении, в необходи­мых случаях детей сопровождала сиделка. Доставку учеников заведение брало на себя, в силу чего стоимость "дорожных рас­ходов" съедала значительную часть школьного бюджета. Дороговизна транспортировки подопечных и "правило радиуса" принуждали англичан пытаться организовать обучение умст­венно отсталых детей в стенах элементарной школы по месту жительства, равнение специальной школы на элементарную сказалось и на установлении сроков обучения, и на выборе программы образования.

"Permissive act" (1899) установил, что "для умственно от­сталых детей обязательно школьное обучение до 16-летнего возраста". Проведение отбора во вспомогательную школу воз­ложили на так называемую школьную комиссию. Как и немец­кий, английский закон предусматривал некоторое принужде­ние родителей, правда, не столь жесткое, как в Германии. "Родители, которые не посылают аномального ребенка на ис­следование, назначенное школьной комиссией, могут под­вергнуться штрафу". В соответствии с присущей английскому обществу политической культурой Акт 1899 г. оставлял за родителями право участвовать в решении судьбы ребенка, в ча­стности, родители имели право "требовать от школьной комис­сии назначения специального исследования" в случае призна­ния ребенка умственно отсталым. Результаты исследований фиксировались, по закону родитель мог получить подробное письменное заключение на руки, в случае направления ребенка во вспомогательную школу родители имели право требовать (не чаще одного раза за полугодие) повторного испытания. Го­сударство не видело смысла удерживать ученика во вспомога­тельной школе, более того, стремилось сократить число ее уча­щихся, а потому закон вменил в обязанности школьной комиссии "от времени до времени устраивать испытания детей с целью определения, нет ли таких, которые могут быть переве­дены в нормальные классы".

Учреждение в стране Общей медицинской инспекции (1908) способствовало введению единообразных методов диагностики и отбора детей в специальные школы. Любопытно, что вспомога­тельная школа рассматривалась не только как место постоянного обучения умственно отсталых, но и как место временного обуче­ния педагогически запущенных детей, которые в дальнейшем могли вернуться в общеобразовательную школу.

Копируя цели элементарной и индустриальной школ, вспо­могательная школа уделяла некоторое внимание ремесленному обучению, но не более того, а потому не удивляет показатель эффективности: в 1912 г. способными к трудовой деятельности признали 40—45% выпускников вспомогательных школ. Изве­стно, в Германии этот показатель был в два раза выше, но стре­милась ли Англия достичь уровня немецких показателей? По­лагаем, нет. На английском рынке труда умственно отсталым ремесленникам не было места, неквалифицированную и мало­квалифицированную работу исполняли выходцы из колоний, да и уровень безработицы в стране оставался высоким. Трудоппс обучение умственно отсталых в немецком понимании на ор|панском острове не имело смысла. По мере того как росло i и нгчество вспомогательных школ и соответственно число подростков, их заканчивающих, обозначилась новая, ранее нео­сознаваемая проблема: по выходе из школы выпускники ока­зывались предоставленными сами себе и могли надеяться исключительно на внимание и заботу благотворительных орга­низаций. Наиболее остро встал вопрос о детях с грубыми ин­теллектуальными нарушениями, неспособных во взрослой жиз­ни существовать самостоятельно.

Признав проблему, парламент ищет ее правовое решение и создает очередную комиссию, итогом десяти лет работы стано­вится Акт о дальнейших улучшениях в деле попечения о слабо­умных и других умственно дефективных лицах и о некоторых поправках к законам о душевнобольных (1913). Закон в новой редакции оказывается самым полным и детализированным нормативно-правовым актом среди всех аналогичных европей­ских законов первой четверти XX в. Особо тщательно англий­ский закон рассмотрел вопросы опеки глубоко умственно от­сталых детей, частично признавались их права, в частности право на защиту от вредных для них действий и опасных пося­гательств, устанавливалась ответственность за плохое обраще­ние со слабоумными. С другой стороны, закон защищал об­щество от асоциальных действий умственно отсталых. Во исполнение гарантий, предоставленных законом, создается Центральный государственный совет с филиалами (комиссия­ми) на местах, которые организуют сбор статистических дан­ных, планируют открытие необходимых учреждений, распреде­ляют и контролируют финансовые средства, обеспечивают патронаж и индивидуальную опеку нуждающихся.

Через год принимается очередной закон (1914), который де­лает специальное образование обязательным. Органам самоуп­равления вменяется в обязанность открывать специальные школы, определяются возможные виды специальных учрежде­ний. Открытие большего числа школ потребовало привлечения педагогических кадров, в спецшколы приглашаются наиболее опытные, лучшие учителя из элементарных школ. Акт 1914 г. вселил надежду на дальнейшее продуктивное развитие англий­ской национальной системы специального образования.

В отличие от Франции, в Англии сложились все необходи­мые условия для организации системы специального образова­ния:

• принят Закон об обязательном всеобщем образовании граж­дан обоего иола;

• страна переживает экономический подъем;

• государство и общество признало права глухих, слепых, ум­ственно отсталых граждан на специальное образование, труд, медицинскую и социальную помощь;

общество считает образование ценностью;

• традиция деятельной благотворительности является сл жившейся и укоренившейся в обществе;

• развито университетское образование;

• страна располагает хорошо образованными врачами и педа­гогами, налажен процесс их подготовки;

• положение людей с отклонениями в развитии может обсуж­даться в прессе, их права защищают общественные организа­ции.

В отличие от Германии, инициативу строительства сети спе­циальных школ правительство передало на местный уровень, фи­нансирование же специальных образовательных учреждений по преимуществу обеспечивалось частными благотворителями. В стране с высоким уровнем правовой культуры, находящейся на пике своего политического могущества и экономического подъе­ма, предложенный принцип финансирования оказался эффек­тивным, но как только Англия вступит в мировую войну, войдет в полосу экономической нестабильности, объем пожертвований стремительно сократится и специальная школа окажется на го­лодном пайке. Еще вчера казавшееся прогрессивным решение государства передать инициативу открытия образовательных уч­реждений на места в новых экономических и военно-политиче­ских условиях сыграет со специальной школой злую шут­ку — власти крупных городов и графств откажутся от своих полномочий. Закон продолжал существовать, но при отсутствии бюджетного финансирования и истощении средств частных бла­готворителей его исполнение окажется невозможным. Благодаря наличию в стране закрытых привилегированных учебных заведе­ний качество помощи детям из имущих слоев населения не ухуд­шится, а потому их влиятельные родители не станут добиваться развития сети государственных специальных школ. Все это ста­нет очевидным после вступления Великобритании в Первую ми­ровую войну, но это случится, согласно нашей периодизации, в следующем — четвертом периоде.

Рмо учителей английского языка пушкино
Неправильные глаголы английского языка способ выучить
Английский язык учеба ру
Репетитор английского языка новороссийск
Авито репетитор английского языка казань